История прихода

Из 1,7 миллиарда живущих на Земле христиан почти 900 миллионов – католики. Их больше, чем православных и протестантов вместе взятых. Римско-католическая церковь – крупнейшая религиозная организация в мире. Но в традиционно православной Карелии католическая община всегда была немногочисленной. В начале 18 в. слобода при строящемся заводе в устье Лососинки приняла первых иноземцев: горняков-саксонцев и уроженцев иных немецких государств. В конце века здесь появились также французы-роялисты, спасавшиеся от революции 1789.г., итальянцы, занимавшиеся торговлей. Затем настала очередь польских переселенцев. В основном, из числа прибывших на Север не по своей воле. Военных, например, или ссыльных из Царства Польского. Первое упоминание о местных католиках с фамилией на «ский» или «ич» относится к 1832г.

В 1830-31 гг. на западе Российской Империи, в Польше произошло крупное национально-освободительное восстание. Попытка вернуть независимость закончилась «усмирением» с помощью регулярных войск. В результате часть активистов освободительного движения сослали на север, а рекруты из Польши иногда попадали на службу в петрозаводский гарнизон или во внутреннюю стражу Александровского завода. Тоска по родине заставляла их острее переживать отсутствие привычных климатических условий, принятого образа жизни и, не в последнюю очередь, - привычного церковного уклада. Католического, разумеется.

В 1835.г. для петрозаводских солдат-католиков было разрешено устройство часовни в наёмном помещении, а также выделена сумма на содержание священников в размере 420 руб. в год. Одного этого оказалось недостаточно. В 1838.г. Солдаты-католики просили управляющего заводом освободить их от некоторых принятых в Православной церкви обрядов, обязательных для всех низших воинских чинов. Например, они категорически отказывались исповедоваться и причащаться у православного священника во время Великого поста, и по этой причине составляли поименные списки для обращения в особый Департамент иностранных вероисповеданий. Один из таких списков 1852.г. имеется в заводском архиве. В Петербург на имя католического священника (ксендза) третьего округа внутризаводской стражи Венцкевича были отправлены фамилии 8 человек: унтер-офицера А..Трусевича, рядовых И..Баландина, Ю..Касперовича, Я..Дубровского и его жены Розалии, В..Яворского, Ф..Борусовского, П..Валойтича. Это, конечно, далеко не весь список католиков, живших тогда в границах нынешней Карелии. По статистике таковых в губернии было не менее 300, больше половины – в Петрозаводске. Привести точное число на какой-либо отрезок времени трудно, поскольку оно постоянно менялось – одни ссыльные переводились в более отдаленные регионы России, другие возвращались на родину.

В 1863.г. поляки вновь попытались добиться национальной независимости вооруженным путем. И опять с прежним результатом: аресты, казни, ссылки. В том числе и в Олонецкую губернию. Но в этот раз волна вынужденных переселенцев была гораздо многочисленнее. Только в Петрозаводске, согласно данным статистики, проживало более 330 католиков. Среди ссыльных было много военных и статских чиновников, врачей, инженеров, архитекторов, были также и представители католического духовенства. Большинство квалифицированных специалистов из их числа быстро нашли применение в наиболее значимых сферах общественной жизни. Неожиданный приток значительного количества людей европейской образованности оказался просто спасением для Олонецкого губернского правления с его хронической нехваткой грамотных управленцев и специалистов!

Некоторые из переселенцев этой волны обзавелись в России семьями, дали детям хорошее образование. Польские корни можно обнаружить у выдающихся представителей русской культуры: у композитора Д.Шостаковича, писателя А.Грина и многих других. И в Петрозаводске начала 20 в. католики продолжали играть заметную роль: генерал-майор К..Кретковский, следователь по особо важным делам С..Рдултовский, энциклопедически образованный Р..Прушевский, директор гимназии Э..Юрша и наконец губернский секретарь И..Кучевский, ставший в 1917.г. высшим должностным лицом края – первым губернским комиссаром Временного правительства.

Не удивительно, что в столице Олонецкой губернии ссыльные поляки уже с конца 1860-х завоевывали весьма заметное положение. А в губернском Петрозаводске не было ни католической церкви (костёла), ни каплицы (католической часовни). Естественно встал вопрос о месте совершения католического богослужения: причащения, исповеди, совершения крещений и заключения церковных браков.

Малочисленная община в качестве временного молитвенного дома могла использовать лишь наёмное помещение. Один из таких адресов указан в газете «Олонецкие губернские ведомости» за 1894.г. Домовая католическая часовня помещалась тогда на втором этаже большого дома наследников купца Аврамова. На этом месте в 1960.г. была выстроена типография им. Анохина (в данное время – магазин ЦСК).

 

Католическая церковь на ул. Святнаволоцкой

У местных протестантов-лютеран уже была своя церковь (в документах той поры именовавшаяся киркой), построенная в очень хорошем месте – в парке горного начальника, фасадом на ул. Гоголевскую. Горный начальник Николай Фелькнер был лютеранином, потому и уступил общине часть ведомственного парка. Католики (их число в то время составляло не менее 250 человек) тоже мечтали построить свой храм. С 1862.г. они регулярно подавали губернатору прошения. Но денег ими было собрано маловато, а на бесплатные бревна из принадлежащей заводу лесной дачи, каковые получила лютеранская община, им нечего было и надеяться. Да и свою церковь католики решили строить не из дерева, а из более долговечного материала – из кирпича.

Одна из состоятельных чиновниц г..Петрозаводска, коллежская советница Констанция Гекович даже согласилась принять на свой счет все расходы по сооружению храма. При этом в письме на имя министра МВД она в 1875.г. ссылалась на лютеранскую и иудейскую общины города, которые уже обзавелись собственными молитвенными зданиями. К..Гекович соглашалась также содержать причт римско-католической церкви на собственные средства.

При этом для истории общины важна такая деталь: как само собой разумеющееся чиновница упоминала о необходимости вести службы на польском языке. То есть подавляющее большинство католиков Олонецкой губернии в недавнем прошлом – выходцы из губерний Царства Польского, или, как их официально именовали после подавления последнего польского восстания, губерний Привисленского края.

В ноябре 1897 года Департамент духовных дел иностранных исповеданий наконец-то счел «…возможным дозволить устройство римско-католической каплицы в Петрозаводске, но при условии отношения всех по сему предмету расходов на средства местных католиков и представления плана оной на предварительное рассмотрение министерства». Общиной был приобретен довольно большой земельный участок на центральной улице губернского города – ул. Святнаволоцкой (ныне пр. Ленина).

В апреле 1898 года проект храма, составленный губернским архитектором М.П.Калитовичем (1817 – 1909 гг.), был утвержден и одобрен техническо-строительным комитетом МВД Российской империи. Кстати, сам статский советник Михаил Калитович несколько лет до 1896.г. состоял синдиком, хозяйственным распорядителем римско-католического молитвенного дома.

Строительство разрешено было начать «на средства местных римско-католиков, при условии принятия ими на себя расходов по содержанию причта». 13 июня 1898.г. состоялась торжественная закладка фундамента римско-католической каплицы. Обряд совершал столичный гость, настоятель петербургского костела св. Екатерины Эразм Ключевский, поскольку каплица с 1895.г. была приписана к его храму.

Смету на строительство каменного здания часовни по улице Святноволоцкой (с 1912.г. – Бородинская, а с 1918.г. – пр. Ленина) скоро превысили, плюс ко всему пришлось прибегнуть к займу суммы в 2,7 тысяч рублей. Но подписка на строительные нужды продолжалась, и кассу не раз пополняли.

К половине мая 1900 года алтарь перенесли из наёмного помещения в доме Аврамова в недостроенную ещё часовню. Ко времени освящения часовни в 1904 году общие расходы составили 14 тысяч рублей.

Список петрозаводских католиков к тому времени был невелик – не более 100 человек, поэтому из-за нехватки денег здание так и осталось неоштукатуренным (хорошо еще, что кирпич был довольно хорошего качества), а традиционную для католических храмов островерхую колоколенку пришлось соорудить из дерева. Это было сделано также и потому, что в четырехгранном основании колокольни была запроектирована лишь одна каменная стена – фасадная. Три остальные из-за отсутствия опоры на несущие стены были деревянными, что со временем привело к полному демонтажу этой маленькой колокольни.

Кроме того, на содержание храма требовались сотни рублей в год. Поэтому как чрезвычайное благодеяние община в 1906.г. приняла дар от столичного благотворителя И..Я..Гурека настоящий духовой орган, изготовленный в Варшаве, на фабрике А.Шиманского. Он заменил собой фисгармонию, подобную той, что уже имелась у лютеран в кирке на ул. Гоголевской. Это духовой орган был единственным во всей восточной Карелии.

Без музыкального сопровождения привычное католическое богослужение – трудно представить. Богослужения регулярно проводил назначенный Консисторией ксёндз Ювеналий Язвицкий.

Только в 1910 году часовня получила статус приходской церкви. Отныне она называлась: «костёл Пресвятой Девы Марии». Вероятно, именно в это время в ограде, окружавшей храм, была установлена статуя Девы Марии. Настоятелем храма и вновь учреждённого прихода был назначен Иоганн Грасс, выпускник Петербургской Императорской Духовной римско-католической академии. Он совершал все положенные богослужения – крестил новорождённых, свидетельствовал церковные браки и провожал своих усопших прихожан в последний путь на третью версту Петербургского тракта. Там располагалось лютеранско-католическое кладбище (в этом месте сейчас парк возле ДК железнодорожников).

Первоначальным местом упокоения католиков и протестантов Петрозаводска было так называемое Старое немецкое кладбище на участке, выделенном иностранцам для храма и кладбища еще в первые годы существования Петровского завода (1703-1734 гг.). До 1934.г. это небольшое «иноверческое» кладбище занимало центральную часть квартала напротив Зарецкого православного. Затем в 1873.г. иностранцам был выделен клиновидный участок земли между православным и еврейским кладбищами около церкви св. Екатерины на р.Неглинке. Новое немецкое кладбище на третьей версте действовало с 1893.г. по 1936.г. Полностью уничтожено и занято Садом отдыха железнодорожников в 1937.г.

Само здание костёла поднималось над окружавшими его деревянными жилыми домами будущего главного проспекта города подобно кораблю над рыбацкими лодками и буксирами.

Сравнительно высокое стройное здание из тёмно-красного кирпича занимало только часть земельного участка, выделенного петрозаводским католикам. Со временем на огороженной невысоким забором территории появились и другие строения. Во-первых, буквально в 5 саженях (около 10,5 м) от алтарной части храма в 1916.г. началось строительство жилого дома для причта. Это был деревянный флигель с мансардой, занимавший в плане площадь не менее 60 кв.м. Чуть поодаль от него поставили небольшую одноэтажную сторожку.

Оба эти жилых дома (флигель не был ещё полностью завершен) в 1918.г. новая власть объявила национализированными, так называемыми «советскими домами». Однако новые хозяева пока что не решались распоряжаться чужой недвижимой собственностью по своему усмотрению. В первую очередь из-за начавшейся интервенции и событий Гражданской войны. Первая попытка «уплотнения» католиков была предпринята лишь в начале 1922.г. В конце февраля к синдику костёла Францу Цепеку явилась некая гражданка в сопровождении коменданта города. Они потребовали открыть флигель для осмотра помещений, так как они в настоящее время пустуют.

Несмотря на предъявление ордера и угрозы со стороны коменданта синдик не пустил визитеров во флигель и обжаловал их действия, написав заявление на имя председателя горсовета. При этом он ссылался на положения Рижского мирного договора (с Польшей) 1921.г. Согласно условиям этого договора Польша обязывалась предоставить русским, украинцам и белорусам в Польше все права, обеспечивающие свободное развитие культуры, языка и исполнение религиозных обрядов; те же права предоставлялись полякам на территории РСФСР и Украины. Поэтому Ф..Цепек в своем заявлении совершенно справедливо указывал, что «костёл и постройки, прилегающие к нему, со всем инвентарем являются неприкосновенными». На его заявление из петрозаводского горкоммунотдела буквально через два дня был получен официальный ответ.

Местные коммунальщики не захотели ссориться с Наркоматом иностранных дел РСФСР и УССР и выдали своего рода охранную грамоту. Удостоверение гласило: «принадлежащий костёлу дом, предназначенный для жилья причта и для отправления религиозных нужд, уплотнению не подлежит». Казалось, имущество католического прихода надежно защищено государством. Однако это было лишь временным отступлением советской власти перед новыми атаками на церковь.

«В связи с запущенностью состояния…»

Кроме того, к середине 1920-х годов «панская Польша» рассматривалась советским государством как злейший и непримиримейший враг. Собственно, точно так же новая власть смотрела и на Финляндию. Поэтому к религиозным христианским общинам, представленным поляками (католики) и лютеранами (финны), стали относиться особенно пристрастно.

Однако для соблюдения хотя бы видимых норм законности была выработана общая стратегия отношений с любыми религиозными сообществами. Предварительно со всеми конфессиональными общинами местная власть заключила особые договоры. Храмы объявлялись при этом госимуществом, каковое государство могло передать группам верующих только во временное пользование. В такой группе должно быть не менее 20 человек. Этой так называемой «церковной двадцатке» продляли аренду на пользование молитвенным зданием только в случае надлежащего содержания «вверенного госимущества». Т.е. верующие на свои средства должны были заботиться о техническом состоянии здания, содержать в чистоте территорию и отчитываться за сохранность всего «инвентаря и оборудования».

Кстати, жилой дом причта, окончательно достроенный общиной лишь к середине первой половины 1920-х годов, власти в конце концов обратили в муниципальную собственность и заселили обывателями, не принадлежавшими к католической общине. Флигель, стоящий в глубине церковного участка, в 1960-х годах жильцы по инерции долго продолжали именовать «домом ксендза».

Под негласным лозунгом борьбы с враждебными сообществами (секретный циркуляр НКВД от 1924.г.) в 1925.г. комиссия Петрозаводского горсовета предъявила претензии сначала к лютеранской финской диаспоре: «Плохо содержите свою кирку: стекла постоянно выбиты, вид неухоженный…». А как может быть ухоженный вид у здания, стекла в котором то и дело бьют малолетние «атеисты», причем явно с одобрения взрослых борцов с «религиозным дурманом»? Словом, договор с лютеранской общиной расторгли, а кирку превратили в физкультурный зал.

Точно по такой же схеме через два года поступили и с католической общиной. Всех 35 петрозаводских католиков (это по данным НКВД, хотя два года назад было зарегистрировано 62 члена общины) обвинили в «халатном отношении к государственному имуществу, отсутствии страховки и договора на эксплуатацию» и даже поставили в вину «неисправность печей и отсутствие дров». Обвинение насчет неисправности печей – самое серьезное, так как два старинных православных храма (Воскресенский и Петропавловский) сгорели октябрьской ночью 1924 г. якобы от неисправности дымохода. Впрочем, мог иметь место и поджог, так как использовать эти храмы в гражданских целях было проблематично.

18 января 1927 года решением ЦИК КАССР католическая община была распущена, а чуть позже здание костела перешло в полное ведение горсовета. Имущество храма (265 предметов) было распределено согласно секретному циркуляру. Ценные вещи из серебра, колокола, люстры, ковры, мебель – в Госфонд. Исторические, художественные и музейные ценности – в местный музей. Иконы, хоругви, облачения и книги – верующим для перенесения в другие молитвенные здания.

В 1930.г. в бывшем костеле разместился клуб медиков. Затем здание передали аэроклубу ОСОАВИАХИМа. Когда в октябре 1941.г. город был оккупирован финской армией, бывший костел не стали использовать для богослужений. В армии Суоми католики встречались крайне редко. А финские лютеране-евангелисты переоборудовали для служб бывшую домовую церковь архиерейской резиденции, ставшей перед войной Домом Красной армии (в послевоенное время он реконструирован и сейчас известен как Дом офицеров).

После войны в здании бывшего католического храма были размещены радиостудия и аппаратная управления связи.

С 1950.г. здесь вновь работал авиационно-технический клуб ДОСАВ, впоследствии вошедший в структуру ДОСААФ. Затем – Дом культуры профтехобразования и, позднее, Союз композиторов.

«Передать с 2003 г.»

Первое ходатайство председателю правительства Республики Карелия о возвращении храма католической общине датируется 1 июля 1994 года. Оно подписано архиепископом Тадеушем Кондрусевичем (тогдашним главной Апостольской Администратуры в Москве) и скреплено подписями 200 верующих. Первым постоянным настоятелем восстановленного католического прихода в Петрозаводске с декабря 1995г. стал священник Целестин Дерунов.

Вопрос о возвращении храма в распоряжение католической общины решался трудно. В очередной раз он обсуждался также в ходе визита архиепископа Тадеуша Кондрусевича в Карелию летом 2002.г. Теперь правительство республики наконец-то пошло навстречу общине верующих. Ключи от католического храма переданы настоятелю прихода в мае 2003.г.

По прямому назначению храм стали использовать после основательной реконструкции здания и восстановления интерьера. 4 сентября 2005.г. Архиепископ Тадеуш Кондрусевич освятил храм.

В храме совершается ежедневное богослужение (в воскресные и торжественные дни – дважды), на русском и польском языках. На воскресные богослужения обычно собирается около сотни прихожан.

С начала 90 годов в католической общине Петрозаводска несли служение священники Кшиштоф Пожарский, Ромуальд Шакалс, Эдмунд Каптуркевич, Целестин Дерунов, Сергей Зуев, Ян Бобер. В начале августа 2009 года на посту настоятеля отца Целестина Дерунова сменил священник Евгений Гейнрихс о.р.. Вместе с ним в Петрозаводск приехал выпускник возрождённой католической семинарии в Санкт-Петербурге – отец Михаил Цымляков.

В 2014 году петрозаводскому католическому храму исполнилось 110 лет. Здание хорошо сохранилось, его неоштукатуренные стены поражают чистотой и аккуратностью швов на известковом растворе, а темно-красный кирпич за столетие не вылущился, не осыпался, в отличие от многих зданий современной постройки. В 2001.г. здание получило статус памятника архитектуры местного значения.

В заключение можно отметить еще один объект, могущий быть отнесённым к истории католичества в г.Петрозаводске. Это не придорожное распятие, не часовня, а художественное произведение, скульптура, подаренная Петрозаводску Рафаэлем Консуэгра. Кубинец по рождению, а ныне житель Майами Р.Консуэгра – убежденный католик и убеждённый экуменист, сторонник восстановления единства христианских церквей. Основная идея его скульптуры «Рыбаки», установленной в 1991.г. на Онежской набережной, достаточно прозрачна. Два брата, два апостола Петр (основатель Римской церкви) и Андрей (согласно преданию впервые возвестивший Евангелие на территории позднейшей Руси) совместно закидывают над Вселенной сети, символ распространения христианской веры. Дар скульптора-католика единодушно признан лучшим из современных памятников Петрозаводска.

Николай Кутьков

при использовании материалов ссылка на сайт обязательна